Паприка (paprika03) wrote,
Паприка
paprika03

Ведьмы

(немного моей графомании по мотивам Болгарских легенд)

...вопросы крови – самые сложные вопросы в мире!
М. А. Булгаков " Мастер и Маргарита"

- Папа, папа, а мне поставили двойку на уроке! Нам задали нарисовать что-то сказочное, я нарисовала лампу Ладики, а учительница сказала, что такой нет, есть лампа Алладина, но она совсем другая - дочь, уткнувшись ему в плечо, разрыдалась.
Васил обнял свою семилетнюю дочь и с грустью подумал - ночью будет новый приступ. Что происходит с ребенком и почему малейшее переживание может вызвать у нее судороги и потерю сознания, никто не знал. Ни один из лучших врачей в Болгарии. Началось это несколько лет назад. Постепенно рушилось все - надежды на выздоровление девочки, семейная жизнь с Ивелиной. Жена стала замкнутой и холодной. Через некоторое время у Васила появилась любовница. Одна, вторая, и вот - Мария. Он хотел поговорить с женой и уйти к Марии, но сейчас решил отложить серьезную беседу на день.
- Завтра я снова отвезу дочь к врачу. Пусть еще раз посмотрят и сделают анализы - Васил посмотрел на жену и, увидев безнадежность в ее глазах, вздохнул, - Ну скажи мне, что за фантазии у нее? Как лампа Алладина стала лампой Ладики?, - он грустно посмотрел на рисунок. Круглая лампа с изображенными на ней двенадцатью мужчинами. Первый красивый, второй немного неприятный, третий еще неприятнее, последний же вовсе заставлял вздрогнуть и отвести глаза от карандашного наброска.
- Ты не знаешь, такая лампа была..очень давно. Мне рассказывала про нее мама, ей - ее мама. Слушай:

В Чехии, на левом берегу Сазавы и сейчас можно увидеть руины величественного некогда замка Дуб. В 13 веке хозяином замка был рыцарь Милохнев, известный своими боевыми подвигами.

В 1217 году он вместе с венгерским королем Андреем Вторым отправился в крестовый поход, освобождать Иерусалим и, благодаря мужеству и бесстрашию был включен в личную свиту короля. На обратном пути армия крестоносцев была остановлена болгарским царем Иваном-Асеном Вторым. Царь позволил им пройти через Болгарию при условии, что королевская дочь станет его женой.
Заядлый охотник, Милохнев вместе с одним знатным болгарином, по имени Богорис отправился в горы, на медвежью охоту. Однако, удача изменила рыцарю и он чуть не погиб от лап разъяренного зверя. Богорис спас его и принес в свой дом, где заботиться о раненом стала дочь болгарина - Лада. Неудивительно, что молодой рыцарь полюбил свою красивую и аристократичную целительницу.

Однажды вечером рыцарь указал Ладике (так, на чешский манер, он ласково называл девушку) на странную лампу, которая освещала его комнату. Выкованная из металла, в форме чаши с изображенными на ручке двенадцатью мужчинами. В руках они держали полушарие, на котором были написаны странные непонятные знаки. Лицо первого мужчины было красивым и благородным, у второго черты лица были более суровы и неприятны, а каждый последующий был еще более зловещим и страшным. Изображение последнего было настолько противным и отталкивающим, что рыцаря охватила дрожь. „Что это за странная лампа – спросил Милохнев. – Когда меня мучила лихорадка, мне казалось что фигуры на лампе оживают и что-то мне шепчут. Однажды мне даже привиделось, что они закружились в каком-то призрачном танце, а их смех был настолько отвратителен, что от ужаса я потерял сознание”.
Девушка ответила что не может открыть ему тайну лампы. Ладика только сказала что это самая ценная вещь, которую она получила в наследство от своей матери. После она попросила рыцаря забыть о лампе и если он и правда ее любит, обещать что больше никогда не будет ее спрашивать о странной вещи. Милохнев, вспомнив рыцарские правила, торжественно поклялся забыть о зловещих видениях.
Между тем армия крестоносцев вернулась на родину, но Милохнев остался в доме Богориса. Все говорило о том, что его любовное увлечение было глубоким и искренним.

Однажды Богорис и Милохнев были приглашены на праздник к одному из приятелей болгарина по охоте, а на обратном пути рыцарь заговорил с отцом Ладики о странной лампе.
Богорис рассказал, что и он не знает, что означают странные образы на ручке лампы, но добавил, что эта лампа осталась ему в наследство от его покойной жены, матери Лады. Болгарин рассказал, что мать его супруги была потомком некой Аслы, известной у болгар старой колдуньи. От своей покойной жены Богорис иногда слышал странные и непонятные слова, которые она шептала склоняясь над лампой. А с тех пор как Ладика стала распоряжаться таинственной лампой, она приобрела неожиданные умения и способности, такие, что была в состоянии достичь всего, чего пожелает.
Рыцарь был потрясен услышанным и Ладика в его глазах стала выглядеть злой чародейкой, которая искусно его околдовала и целиком себе подчинила.

На следующий день Милохнев попрощался с Богорисом, сообщив ему, что возвращается на родину. Только он сел на коня, как появилась Лада. Со слезами на глазах она умоляла своего возлюбленного не оставлять ее и просила остаться хотя бы еще на один день. Рыцарь не устоял перед ее слезами и слез с коня. На следующий день Ладика ему рассказала, что носит в своей утробе его ребенка. Смущенный шокирующей вестью, рыцарь торжественно обещал вернуться и отвести ее в свой дом в качестве супруги. Последними словами Ладики были: „Если не вернетесь в течение двух месяцев, знайте, что мне не избежать гнева моего отца и тогда моя месть будет преследовать вас повсюду, даже и после смерти.”

Милохнев отправился в путь и без неприятностей добрался до замка Дуб. Покинув Болгарию, он быстро забыл о несчастной Ладике. Иногда она появлялась в его снах, но будучи убежденным в ее колдовстве, он спешил прогнать ее образ. Однажды ночью Ладика появилась в его сне с зияющей раной на груди и мертвым ребенком на руках. Подала ему таинственную лампу (которая была погашена) и промолвила, что теперь рыцарь должен стать ее наследником и носить с собой проклятие зловещей лампы. Рыцарь догадался, что Богорис жестоко наказал свою дочь за ее легкомыслие и поруганную честь. Сон повторялся каждую ночь и сводил с ума несчастного рыцаря.

Спустя время Милохнев женился на Берте, дочери соседнего землевладельца. В день свадьбы молодожены получили множество подарков. Одна очень красивая и очень бледная девушка преподнесла Берте искусно сделанную лампу. Позже Берта показала ее своему супругу. Милохнев едва не лишился чувств – перед ним стояла лампа Ладики. Напрасно он просил Берту выбросить зловещий подарок. Его супруга была против, так как никогда не видела ничего подобного, и чем дольше смотрела на лампу, тем больше она ей нравилась. Вечером она ее зажгла и была удивлена невероятной красотой и переливающимся различными цветами пламенем. Рыцарь же увидел как из пламени появляется тень Ладики и ее ребенка. А лики двенадцати мужчин завертелись в призрачном танце, заливаясь сатанинским смехом. Было ясно что проклятие болгарки сбылось.

Утром Милохнев взял лампу и закопал ее глубоко в землю, но к его удивлению вечером она вновь стояла перед его кроватью. Напрасными остались и все его последующие усилия избавиться от зловещей лампы: он ее бросал и в колодец, и в озеро, отдавал кузнецу на переплавку. Но с наступлением ночи лампа неизменно появлялась перед его кроватью. В конце концов он рассказал Берте об истории с болгаркой, но она ему не поверила.

А со временем Берта превратила жизнь Милохнева в истинный ад. Когда дело доходило до скандала, она приносила из закрытой комнаты лампу и зажигала ее. Тогда страдания бедного рыцаря начинались снова. Ужасные призраки исчезали только когда Берта выключала лампу. Но это происходило все реже и реже. В конце концов Милохнев разболелся и умер в страшных муках. Но незадолго до своей смерти он предсказал Берте, что теперь ее очередь получить в наследство зловещую лампу болгарки и видения которые она излучает. Его пророчество сбылось и скоро, измученная призрачными видениями, Берта покончила с собой, сбросившись с высокой крепостной стены.

После замок опустел, даже разбойники и искатели сокровищ не осмеливались приблизится к нему, так как были уверены что встретят тени Ладики, Милохнева и Берты.

В 1420 г. набожный князь Ванке, новый владелец Дуба, с помощью множества молитв попытался успокоить злых духов. Лампа Ладики погасла и после раскололась на тысячу кусков.

Но это не помогло. Замок был заброшен и постепенно превратился в развалины. И сегодня местные жители вспоминают эту стародавнюю историю, нашептывают имя Ладики и приписывают все призрачные видения в округе проклятию болгарки.


- Да-да-да, и ты рассказываешь такие истории Лоре, даже не подумав о том, что слишком впечатлительному ребенку это совсем ни к чему! Я устал. Устал, Ива. От сказок про потомственных ведуний в твоем роду, от того, что ты не помогаешь мне лечить дочь, считая это "даром", а не болезнью, от того, что мы стали чужими за эти годы. Завтра мы с Лорой вернемся из клиники и все обсудим.

Но разговору не суждено было состояться. Лору в этот раз осматривал другой врач, старенький профессор.
- Попробуйте свозить ее куда-нибудь. Простая поездка, смена впечатлений. Поезжайте прямо сегодня, на несколько дней. А потом приходите.

Выбора не было и Васил с дочерью (Ивелина отказалась ехать) отправился в Велико Търново, где жила теща.

- Не хочет дочь, так пусть хоть ее мама займется ребенком - думал он, ведя машину по узкой петляющей дороге.

Бабушка накормила уставших с дороги путешественников и отправила Лору спать. Васил показал ей рисунок внучки.

- Может хоть Вы поговорите с Ивой? Эти сказки, они не на пользу девочке, - он перессказал историю, услышанную от Ивелины.

- Это не сказки - женщина с укоризной посмотрела на зятя. - И не вся история. Остатки лампы нашла одна болгарская колдунья. И раздала по кусочку своим дочерям. Те - своим. Магическую силу осколки почти утратили, но стали своеобразным оберегом в семейной жизни. Те мужчины, которые уходили от женщин, владеющих оберегом, жили недолго. Когда мать передала мне частичку лампы, я так и не решилась выйти замуж. Родила Ивелину, а замуж не выходила - женщина цепким взглядом посмотрела на Васила, от чего тот вздрогнул, - Уже поздно, иди спать.

Ночью Василу снились кошмары. Мужчины с рисунка дочери кружились в странном танце, сходясь плотным кольцом вокруг него и не давая дышать. Проснувшись от удушья, он широко распахнул окно и посмотрел на часы - пора будить Лору и завтракать. Но дочери не было ни в доме, ни во дворе.

В поисках Лоры ноги сами принесли его к развалинам старинной церкви на берегу Янтры. Девочка спала на пригорке.

- Папа, я пошла погулять ночью и увидела красивую женщину, всю в белом, у нее была свеча в руке и она мне улыбалась. Мне было даже не страшно, а потом я уснула…- очнувшись от прикосновения отца, счастливо защебетала дочь.

Васил подхватил ее на руки и зашагал к дому. Он вспоминал профессора и готов был расплакаться, думая о том, что в результате "лечения" у Лоры начались еще и галлюцинации.
Тем же вечером они уехали в Софию. Странно, но приступы у дочери больше не повторялись. Ивелина рассказала, почему, по ее мнению, это случилось:

Говорят что 9 марта, в день Сорока Святых мучеников Севастийских в царской церкви на берегу реки Янтра в Велико-Тырново, которую турки превратили в мечеть, происходили странные вещи. Из замурованного алтаря церкви выходила молодая женщина в белой одежде, с распущенными золотыми волосами. Она зажигала свечу, обходила церковь, останавливалась перед уничтоженными образами святых и шептала молитвы. После этого выходила во двор, обходила вокруг церкви три раза, шла к гробам, на многих поднимала надгробные плиты, зажигала свечи и присаживалась ненадолго. Затем спускалась к реке, умывалась и купалась в ее водах. Долго смотрела на противоположный берег, где когда-то блестели колокольни церквей. С наступлением рассвета становилась невидимой. Считалось, что увидевшему ее болгарину она дарила здоровье и счастье…

- У меня и дочь, и жена - сумасшедшие. И теща, кстати, тоже, - пробурчал себе под нос Васил, но серьезный разговор с женой все же откладывал по разным причинам. То ли из-за сна с танцующими мужчинами, то ли из-за того, что с выздоровлением Лоры Ивелина стала такой, как прежде. Постепенно события тех дней стерлись из его памяти.

Прошло 15 лет, наступил день свадьбы красавицы дочери.

- Ива, а покажи мне частичку той лампы? - вдруг вспомнил Васил об обереге.
- Какой той лампы? О чем ты?
- Лампы Ладики, тебе должна была передать мама, по наследству!
- Да что с тобой, после мамы остался только ее домик в Велико Търново. Никаких магических вещиц,- Ивелина поцеловала мужа и загадочно улыбнулась.
- Ведьмы! - в сердцах сказал Васил и продолжил сборы на торжество, - Только ты вот что…Лориному мужу как-нибудь расскажи эту историю. На всякий случай…- попросил Васил, увидев, как Ивелина передает дочери небольшой холщовый мешочек с чем-то тяжелым внутри.
Tags: Болгария, ведьмы, графомания, проза
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments